Прошлое, настоящее и будущее сексологической экспертизы

Одним из распространенных видов сексуальных преступлений является оборот порнографической продукции, ее изготовление и распространение. Поэтому появилась необходимость в создании отдельной дисциплины в криминалистике, которая могла бы установить является ли та или иная продукция порнографией или нет, а также несет ли она угрозу морально-этического и криминального характера для общества в целом или для его отдельных слоев и элементов.

Проблемы сексологической экспертизы в нашей стране  начались с эпохи тотального контроля и цензуры в сфере литературы и искусства. Жесткой цензуре подвергались печатные издания, фильмы, театральные постановки, живописные работы, изделия художественного промысла. Задачей цензоров становилась задача установления их порнографического характера. Однако для решения этой задачи не хватало точного определения «порнографии», а также существующие пробелы в законодательстве не позволяли давать четкую квалификацию преступлений.

Тонкая грань между «порнографией» и «непорнографией» столь неуловима, что способна вызвать сомнения по каждому поводу. Например, если натурщица прикрывает рукой свою наготу, то такой жест может быть истолкован, как привлечение внимания к обнаженному участку тела, а следовательно, стать предметом для запрета. Или полностью неприкрытая нагота расценивается в качестве «смакования интимных подробностей». Такое положение дел с отсутствием точного определения понятия «порнографии», привело к принятию за основу в оценке отсутствия художественной ценности.

Боясь быть обвиненными в растлении социалистических устоев и посягательстве на строй, истинные авторы старались не затрагивать эротические темы. Это стало благоприятной базой для выхода на арену графоманов и доморощенных фотолюбителей, производящих низкокачественную продукцию, далекую от настоящего искусства.

Правоохранительные органы того времени, встали перед серьезной проблемой, которая заключалась в сложности определения порнографического характера таких низкосортных произведений. Поэтому саму уголовные дела редко возбуждались по этой статье, чаще всего изготовление и распространение порно-материалов использовали не как отдельный предмет преступления, а в качестве дополнительного обвинения или рассматривали в качестве отягощающих или смягчающих обстоятельств.

В действительности же порнография является преступлением без жертвы, поскольку от них страдает только общественная нравственность. Однако и такой подход не дает основания для обвинения, поскольку никогда не поступало жалоб в суды о том, что просмотр порнографии сделал человека более безнравственным. Что касается влияния порнографии на здоровье, она явно не наносит столь серьезного вреда, как, например, алкоголь или наркотики. Остается рассматривать нанесенный ущерб нравственным ценностям, которые в эпоху «Павликов Морозовых» были не менее опасными, чем армия проституток.

Семидесятые годы прошлого столетия резко изменили ситуацию. Именно тогда в европейских странах стала появляться домашняя видеотехника, что привело к развитию жанра эротики в кино. Широкое распространение и даже экспорт техники и кинопродукции эротического содержания привело к тому, что тотальный контроль осуществлять стало невозможно. Пришлось частично легализовать такого рода продукцию для частного просмотра.

В то же время экспорт эротических фильмов в нашу страну привел к череде уголовных дел. Однако именно это вскрыло слабость нашей процессуальной системы.

Отсутствие в действующем законодательстве четкого определения понятия «порнография» привело к вынужденному запрету к показу многочисленных зарубежных фильмов, созданных известными режиссерами и завоевавших признание на международных фестивалях.

Определение этого понятия давала Большая Советская энциклопедия, но и здесь наблюдался серьезный пробел, поскольку толкование слова не имело силы с юридической точки зрения и основывалось лишь на оценочных критериях.

Многочисленные комментарии УК также не давали точной характеристики таким произведениям. В них встречались довольно расплывчатые понятия «циничные, натуралистические изображения», вызывающие нездоровое сексуальное возбуждение.

Такая неопределенность в правовой сфере привела к серьезной неразберихе – с одной стороны людей сажали только за просмотр таких фильмов как «Калигула» или «Греческая смоковница», с другой стороны по всей стране открывалось большое количество видеосалонов, в которых крутили откровенную порнуху.

Первым законом, регулирующим эту сферу стал закон «О печати», который по сути легализовал эротику. Это стало революционным переворотом, благодаря которому было признано право людей на интерес к сексу. В то же время СМИ получили возможность использовать этот интерес в коммерческих целях. То есть продавать продукцию эротического содержания. Таким образом, «клубничка» из категории преступления перешла в разряд легкого, при этом довольно прибыльного бизнеса.

Именно это стало толчком к созданию глянцевых журналов, художественных фото, качественных фильмов, сопровождающихся хорошей музыкой, которые пришли на смену жухлой порнушке.

Фильмы эротического содержания стали появляться к телеэкранах, хотя и с определенным ограничением.

Милиция столкнулась с очередной неразберихой, теперь она не знала, кого сажать. Министр печати опубликовал рекламу проституток в своей газете. А на НТВ появился первый ночной пороноканал. Высокопоставленные представители юстиции оказались героями порнофильма, который был показан по ТВ.

90- е годы внесли в эту сферу свои коррективы.  Правоохранительные органы стали действовать более радикально, основой для обвинения стал принцип «назвался гусем». В это время под суд попало немало известных личностей. Среди них оказались издатель газеты «Ещё», режиссер Ганин, производитель видеофильмов Прянишников. Всех их преследовали за присутствие слова «порнография» в качестве характеристики их продукции.

Судебные процессы по этим делам тянулись долгие годы из-за пробелов в законодательстве, которое не давало четкого разъяснения противоправным действиям.

Личное мнение прокурора не могло стать решающим, поэтому ответственность за вынесенное решение полностью возлагалось на плечи эксперта, то есть специалиста, обладающего знаниями в этой области. Между тем, особыми знаниями в данной сфере никто толком не обладал. Поскольку тотальный контроль не допускал просачивания научных материалов из-за границы. Кроме того, закон особых требований к экспертам не предъявлял. Это позволяло властям находить лояльных исполнителей своей воли.

Наконец в конце 80-х был издан закон о проведении экспертиз по делам о порнографии, который предписывал их проведение психологам. Им предстояло не только устанавливать художественную ценность продукции, но и четко определять ее влияние на нездоровое возбуждение потребителей.

Возникли новое непонимание в оценке классических произведений, входящих в школьную программу. Ведь некоторые из них могли стать стимулом для возбуждения подростков, тогда, как у пресыщенных взрослых никаких эмоций не вызывали.

Такая ситуация стала причиной того, что в суд попадали только уличные торговцы, у которых денег на защиту не оказывалось.

Интернет перевернул ситуацию. С экранов телевидения ушла вся эротика, перекочевав в виртуальное пространства. Теперь даже ленивый мог зарабатывать на распространении порнографической продукции без особых усилий. Ситуация усугубилась тем, что из школьной программы убрали «половое воспитание», а блюсти общественную нравственность стал доморощенный Комитет за нравственное возрождение.

В борьбу за мораль вступила Православная церковь. А Государственная дума вынесла на обсуждение вопрос об уголовном преследовании за гомосексуализм.

Вместе с тем, некоторые попытки урегулирования вопросов, связанных с порнографией стали осуществлять различные министерства и ведомства. Например, Минздрав запретил продавать презервативы в секс-шопах, поскольку признал это продукцией сугубо медицинского назначения, поэтому их распространение возможно только через аптеки.

Между тем, их продажа осуществляется повсюду, начиная от бензозаправочных станций, до газетных киосков.

Как урегулировать этого вопрос стало понятно только с появлением специалистов психологов и сексологов, компетенция которых позволяет проводить экспертные исследования, выявляя патологии и отклонения от нормы в сексуальной сфере.

 Если раньше исследования проводились только в рамках психиатрических экспертиз, то сегодня сексология стала отдельной дисциплиной, которая эффективно применяется при проведении комплексных психо-сексологических судебных экспертиз.

Между тем, для защиты свободы сексуальной деятельности каждого человека и обеспечения его защиты возникла необходимость в том, чтобы экспертиза была исключительно независимой, профессиональной и проводилась на основании четких и единых стандартов и критериев.

Сегодня количество высококвалифицированных специалистов в нашей стране постоянно растет. Однако проведение экспертных исследований в области сексологии доверяют далеко не всем. Популярностью пользуются специалисты Федерации судебных экспертов – одной из ведущих частных компаний, обладающих соответствующей аккредитацией. Ее наличие позволяет выдавать заключения юридической силы, которые принимаются судами и следственными органами в качестве доказательной базы при расследовании и  рассмотрении дел о порнографии.

Похожие статьи

Бесплатная консультация экспертов

Как сделать экспертизу зубных протезов из акрила и акри-фри?
Наталия - 3 месяца назад

Добрый день! Я хочу сделать экспертизу зубных протезов из акрила и акри-фри. Оба вызывают чувство…

Вопросы на судебно-медицинскую экспертизу
Игорь - 3 месяца назад

Возможно ли такое: Рана треугольной формы верхней трети спинки носа справа с распространением на внутренний…

Нужна рецензия на судебно-медицинскую экспертизу
Алёна - 3 месяца назад

Могу ли я у Вас провести рецензирование полученного ранее экспертного заключения государственного учреждения ФГУ ГБ…

Задавайте любые вопросы

5+16=

Задайте вопрос экспертам